mariro

mariro 7 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

300 лет назад умирали от родов через одну. Что не так с этим утверждением?

При чтении постов про разных женщин прошлого мне не раз встречались комментарии типа «тогда умирали от родов через одну», «каждая третья умирала от родов», «рожали до самой смерти» и т.д., и т.п. В представлении многих материнская смертность чуть ли не до XX века была такой огромной, что даже понижала женскую продолжительность жизни при рождении до 30 лет (хотя на самом деле главной причиной последнего была высокая младенческая и детская смертность, см. мой пост на эту тему).

Здесь следует сказать, что материнская смертность в Новое время действительно была во много раз выше, чем сейчас и смерти рожениц не были чем-то очень редким. Но при этом она затрагивала меньший процент женщин, чем кажется некоторым.

Как всегда, тут я буду разбирать данный миф в отношении Западной Европы XVII-XVIII веков.



Необходимо в отдельности рассмотреть два показателя - вероятность смерти, приходящуюся на одни роды и процент умерших от родов от общего числа рожавших женщин.

Вероятность смерти на одни роды обычно высчитывается исходя из числа умерших матерей на 1000, 10 000 или 100 000 родов.

По данным исследования Кембриджской группы по изучению народонаселения, в Англии в 1600-1624 годах смертью матери заканчивались 1.2% всех родов, в течении следующих 50 лет эта цифра выросла до 1.7%, но начиная с 1675-1699 годов стала снижаться, в первой четверти XVIII века составляла 1.3%, а к концу XVIII века понизилась до 0.9% [1]. Это исследование учитывало фактор материнской смертности не только от родов живых детей, но и от мертворождений и беременностей, которые закончились выкидышем либо смертью беременной женщины, не успевшей родить.

Исследование Эктора Гутьереса и Жака Уделя выявило, что в сельской Франции в 1700-1749 годах 1.2% родов заканчивались смертью матери, в 1750-1799 показатель упал до 1% [2].

В немецких деревнях, исследованных Джоном Кноделем, не более 1% родов приводили к материнской смерти в 1700-1749 годах, в 1750-1799 риск снизился и фатальных родов стало 0.7%-0.9% [3].

Теперь перейдём к доле женщин, умерших от родов. По расчётам Грегори Кларка, выполненным на основе материалов Кембриджской группы, среди английских женщин, вышедших замуж в 20 лет, 9.7% умирали от родов в 1600-1649, 11.3% в 1650-1699, 9% в 1700-1749 и 7.1% в 1750-1799 [4]. Однако большинство английских женщин выходили замуж позже 20-ти, часто после 25-ти, поэтому вероятность умереть от родов среди всех замужних была ниже.

В исследовании по Франции было рассчитано, что вероятность смерти от родов для замужней француженки в XVIII веке составляла 6% [5].

По оценке Кноделя, риск смерти от родов для замужних жительниц исследованных им немецких деревень составлял примерно 5% [6].

То есть получается, что от родов умирала не каждая вторая и не каждая третья, а в худшем случае каждая десятая, но гораздо чаще где-то каждая пятнадцатая-двадцатая из числа замужних.

Все эти показатели слишком низкие, чтобы говорить о том, что материнская смертность влияла на общую продолжительность жизни столь же сильно, как детская смертность. Продолжительность жизни при рождении рассчитывается для всех родившихся, поэтому на неё влияет уровень детской смертности. В Западной Европе XVII-XVIII веков до 15 лет не доживали около половины всех родившихся детей. Если мы представим, что из 1000 родившихся девочек до 15 лет дожило 500, то мы имеем 500 девушек детородного возраста. Но многие женщины в Западной Европе оставались незамужними до 45-50 лет, то есть до конца репродуктивного периода (см. мой пост на эту тему). Таких было не менее 10%. Таким образом, из наших 500 девушек замуж выходят замуж не более 450. Но около 10% останутся бездетными. Получаем где-то 405 замужних и рожавших женщин. Среди них 6-7% умирают от родов. Умерших по этой причине выходит от 24 до 28 из 405 замужних и рожавших. Теперь сравните это число с изначальным числом родившихся – 1000 девочек. Выходит, что из 1000 родившихся девочек лишь около 2.5% впоследствии не только вырастали и выходили замуж, но потом ещё и умирали от родов. Такой низкий процент не мог занизить ожидаемую продолжительность жизни до 25-30 лет. Сравните это с 50% смертей до 15 лет. Понятно, что при таком раскладе влияние детской смертности на продолжительность жизни при рождении примерно в 20 раз сильнее, чем влияние материнской смертности.

Источники:
1. E. A. Wrigley, R. S. Davies, J. E. Oeppen, and R. S. Schofield. English population history from family reconstitution 1580-1837 (1997). P.313. (доступно здесь: http://pombo.free.fr/wrigley1997.pdf)
2. Gutierrez Hector, Houdaille Jacques. La mortalité maternelle en France au XVIIIe siècle. P.978. (доступно здесь: https://www.persee.fr/doc/pop_0032-4663_1983_num_38_6_17819)
3. Knodel, John E. Demographic Behavior in the Past. A Study of fourteen German village populations in the eighteenth and nineteenth centuries. P.105. (доступно здесь: https://sci-hub.se/10.1017/CBO9780511523403.005)
4. Грегори Кларк. Прощай, нищета! Краткая экономическая история мира. Стр. 343 (доступно здесь: https://www.litmir.me/br/?b=543561&p=62)
5. Gutierrez Hector, Houdaille Jacques. La mortalité maternelle en France au XVIIIe siècle. P.988. (доступно здесь: https://www.persee.fr/doc/pop_0032-4663_1983_num_38_6_17819)
6. Knodel, John E. Demographic Behavior in the Past. A Study of fourteen German village populations in the eighteenth and nineteenth centuries. P.115. (доступно здесь: https://sci-hub.se/10.1017/CBO9780511523403.005)
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес